Чем заменить вина из Италии, Франции, Испании?.. Какие вина стоит искать и покупать

Чем заменить вина из Европы, Австралии, Новой Зеландии, США?.. Разберёмся, что предлагает мировой винный рынок и есть ли альтернатива Франции, Италии, Испании и далее по списку.

Read in English

Поскольку на территории Старого Света практически все винодельческие страны находятся в Европе, причём считаются производителями лучших вин мира, то возникает ощущение осады. Можно ли найти замену винам Бордо и Бургундии, Тосканы и Пьемонта, немецким рислингам, французскому шампанскому и итальянскому просекко?.. Существует ли в мире что-то не менее достойное?

Это пить уже не модно

Надо начать с того, что, похоже, тренд начал меняться достаточно давно и сейчас нам остаётся лишь зафиксировать смену винной моды. Это старая история: так, европейские и особенно французские вина из самых дорогих и в то же время старых винных регионов находятся между не слишком интересным предложением в нижнем супермаркетном сегменте и супердорогими винами, которые на самом деле... не пьют. Их покупают как нефть, приобретая фьючерсы на ан премёрах (en primeur), т.е. на стадии вина в бочке, которое будет готово через год-другой. При этом после бутилирования и окончательной выдержки само вино поступает вовсе не к владельцу, а на хранение в специальное место, где оно ждёт дальнейшей перепродажи после роста цены, которая, в свою очередь, является следствием системы ангажированных рейтингов, работающих в пользу дальнейших спекуляций. Так что бутылки дорогого Бордо, как и его соперников из других регионов, уже давно превратились в предмет коллекционирования, инвестирования или даже в своего рода нефть (которую тоже никто не пьёт и до поры, до времени даже с места не перемещает), перестав быть реальным потребительским товаром. Всё это происходило под влиянием и при непосредственном участии англичан – финансовых повелителей старой экономики, которые в своё время и превратили свою гавань во Франции в винно-финансовый центр мира.

То, что находится между этими двумя крайностями: того, что пить можно, но не стоит, и того, что стоит, но нельзя, уже не первое время испытывает кризис поиска нового себя. Да, это по большей части хорошие и даже прекрасные вина, но не всегда поспевающие за сменой приоритетов новых поколений, а это очень нужно, ведь вина производится много и надо как-то конкурировать. Отсюда и эта постоянная гонка за веяниями с американского континета: то за оценками Рорберта Паркера, который вдруг полюбил фруктовые бомбы и передубленные плотные вина, то из нью-йоркских баров, где вдруг случилась мода на натуральное вино с дефектами в стиле далёких предков. Отдельно стоит сказать про вина из лабораторий – в буквальном смысле: тех, в которых проектируют желаемый вкус на основе фокус-групп и создают кадавров, выдаваемых за вино. В ход идут направленные дрожжи, закисление, шаптализация и прочее. На выходе получается абсолютно неинтересный продукт, который формально всё ещё вино, а по факту – фастфуд. Особенно это принято в США, Австралии и Новой Зеландии, хотя захватывает и Европу. Поищите, например, компанию Yellow Tale, или нашумевшее неизвестно почему Nineteen Crimes, или вспомните про новозеландские совиньон бланы, перенасыщенные ароматами экзотических фруктов за счет направленных дрожжей и закисленные за счет разрешённых добавок аскорбиновой кислоты. У нас есть даже термин для таких вин: сделанные – антоним для терруарных.

Однако существуют вечные ценности, и винный мир – не исключение. Это качество, элегантность и самобытность. Причем именно самобытность явлется главным козырем.

Потому-то старушка Европа и в кризисе: так трудно позволять себе оставаться самобытным, когда ты столько лет являешься законодателем, у тебя появляются всё новые подражатели, конкуренты наступают на пятки, вино превратилось в «нефть», качество становится жертвой растущих расходов, а экономические проблемы приводят к неконкурентоспособности. Перегретая собственной значимостью, она боится потерять позиции и всё больше становится жертвой собственных страхов. Так что новая мода – в пользу новых игроков, которые стали или только становятся новой кровью и выигрывают эту гонку преследования.

Так всё-таки: куда ж нам плыть?

Вина Старого света

Армения

У нас под боком находится старейший винодельческий регион, который в последние годы рванул, технологически переоснастившись по последним требованиям и при этом сделав ставку на автохтоны, то есть находится полностью в русле мировых винных трендов. Это Армения. Родина прекрасных, элегантных, современных и при этом самобытных терруарных вин. Отличный баланс этих качеств – главное достижение армянских виноделов. Однако есть два фактора, которые ограничивают доступность армянских вин русскому потребителю:

1) Довольно кусачие цены. Во всяком случае, для категории «на каждый день» Армения не предлагает достаточного выбора недорогих вин. Но зато для избранных случаев стоимость бутылки армянского вина будет вполне соответствовать уровню её содержимого.

2) Довольно ограниченное предложение. Вряд ли Армении удастся захватить рынок и вытеснить с полок, воспользовавшись случаем, ту или иную винную державу, как в своё время Италия надолго, если не навсегда, подвинула Грузию: даже когда запрет на импорт грузинских вин в Россию был снят, публика уже распробовала итальянское и обратно не переключилась. У Армении для этого просто нет нужного количества виноградников – всё-таки это небольшая горная страна.

Было бы прекрасно, если бы был оборот побольше и цены, соответственно, пониже. Но без помощи балка или других методов кардинально увеличить производство сверх имеющихся в стране виноградников вряд ли удастся, а таким образом – спасибо, но лучше не надо; тем более, что это место уже занято. Лучше подождём освоения новых участков, открытия новых терруаров и появления новых производителей и стилей армянских вин.

Россия

Русские вина уже несколько лет идут в наступление, получая инвестиции и от больших, вроде крупных банкиров и чиновников, и от маленьких инвесторов. Вина в России делают в Краснодарском крае – на Кубани, на Черноморском побережье, а также в Крыму, на Дону, на Нижней Волге, в Дагестане. Среди них есть совершенно прекрасные явления, из которых особенно хотелось бы выделить вина Бюрнье. Но также много и откровенно скучных, коммерческих вин, которые пытаются решать в первую очередь задачу возврата инвестиций, причем зачастую очень больших. Кажется, это губит некоторые проекты. Встречаются и не слишком качественные вина, увы: те, в которых деньги победили разум. Но русские не сдаются, и это правильно: количество всё-таки порой переходит в качество. Тем более, что борьба за него идёт. Принятие нового закона о виноградарстве и виноделии и появление категории вин защищенного географического указания (ЗГУ), при всей критике, лучше, чем ничего. Это определенно сдвинуло с места некоторые процессы – а именно, крупные хозяйства постепенно вынуждены отказываться от балка и развивать собственные виноградники. Так что и предложение уже есть, и работа над качеством ведётся, и плюс активно развивается доступный нам винный туризм и сфера гостеприимства, что не может не радовать.

Венгрия

Очень интересно будет наблюдать за тем, сможет ли Венгрия воспользоваться своим положением страны, которая находится на своей собственной стороне. У венгерских вин есть все шансы занять пустеющие полки, тем более, что страна обладает жемчужинами мирового уровня – прежде всего, токайскими винами. Но её потенциал гораздо больше того положения, которое она занимала в тени раскручиваемых в последние годы Германии и Австрии: огромное число автохтонов, древняя история, постояное взаимодействие венгерских виноделов с австрийскими коллегами. Да что там, по большому счёту, венгерские винодельни, которые располагаются на австрийской границе, зачастую сами не определяют своей точной принадлежности – это практически одно и то же. Не говоря уже о том, что здесь активно развиваются практики столь желанного в последние годы органического, биодинамического и натурального виноделия.

Вина Нового света

Переместимся в Новый свет. Интересно, что некоторые из новосветских винных держав, находясь в роли золушек русского винного рынка, могут предложить сокровища, сопоставимые со старосветскими, причём абсолютно бескомпромиссно.

Чили

Начнём с Чили. Первая виноградная лоза была завезена в страну испанскими миссионерами очень давно: в 1538 году. С тех пор чилийская винная отрасль динамично развивается, и что особенно интересно в свете нынешней ситуации, копирует, а точнее, ориентируется на французскую и другие европейские модели виноделия. Самые популярные сорта винограда здесь – французские, но культивируются также испанские и немецкие.

Из испанских исторически значимым сортом является экзотичный для нас паис (с него и началось чилийское виноделие в 16 веке), который давно уже ушёл с горизонта видимости на своей родине, но и в Чили он в основном представлен местным крепким напитком писко и рустичными винами для внутреннего потребления. В остальном и главном винный рынок здесь ориентирован на европейскую стилистику.

Чилийские винодельческие регионы ориентируются на возможности своих терруаров, которые настолько разнообразны, что могут предложить условия, напоминающие и Бордо, и Бургундию, и Долину Роны, и Испанию, и Германию. Представьте только территорию, вытянутую на 4 300 км узкой полосой с севера, от Перу на юг, в сторону Южного полюса, зажатую между горной грядой Андов на востоке и Тихим океаном на западе. И если какой-то великий винный европейский регион ещё не нашёл здесь своего отражения, то не исключено, что он его найдёт в ближайшем будущем. Так, за последние десятилетия освоение винных участков от центра продвинулось и на север, и на юг, где виноградом засаживаются более прохладные долины. Самый юг Чили – это Огненная земля, самая южная точка Латинской Америки: то место, откуда стартуют к Антарктиде корабли и куда ездят познакомиться с пингвинами в естественной среде обитания. Потрясающая земля возможностей, огромным плюсом которой является почти пятивековой винодельческий опыт и инвестиции, которые столетиями проливаются в Чили из Франции и Испании, в первую очередь со стороны ведущих европейских винодельческих династий. А более низкая стоимость жизни позволяет производить вина значительно дешевле, чем в Европе. С точки зрения цены предложение чилийских вин находится в широком диапазоне: от качественных и недорогих дружелюбных супермаркетных вин до элегантных преимальных, не уступающих лучшим винам Франции.

Интересно, что винной визитной карточкой Чили является карменер – красный сорт, который из-за филлоксеры в своё время был практически утрачен на своей родине, во Франции. А на своей новой родине он влюбляет в себя всех вновь приобщившихся.

И нелишне будет сказать, что именно в Чили по одной из версий делается лучшие в мире бордобленды, побившие само Бордо. Это вина чилийского винодела Эдуардо Чедвика. В 2004 году Стивеном Спурье совместно с Чедвиком была организована Берлинская дегустация – по образцу Парижской дегустации 1976 года (известной также как винный The Judgment of Paris, чья история описана в культовом фильме Bottle Shock). Тогда в соперничестве с лучшими бордоскими винами первое место досталось чилийскому Viñedo Chadwick 2000 хозяйства Viña Errazuriz, второе – также вину из Чили, Seña 2001, плоду сотрудничества Чедвика и Роберта Мондави.

Аргентина

Аргентина идёт тем же путём: начав с паиса, перебравшегося в страну спустя пару десятилетий после появления первых лоз в соседнем Чили, она стала активно развивать виноделие в последние пару сотен лет и достигла выдающихся успехов во всех ценовых категориях. У неё есть неоспоримое преимущество: самые высотные виноградники мира. Аргентина занимает бóльшую часть Южной Америки к югу от Боливии, захватывая Анды и выходя на побережье Атлантического океана, доходя до Огненной земли. Именно Анды дарят ей столь роскошные терруары, одни из лучших в мире. Высокогорное солнце и большой перепад дневных и ночных температур – вот главное оружие аргентинского виноделия. Участки, расположенные на высоте нескольких тысяч метров, позволяют винограду набирать фенольную зрелость, т.е. весь комплекс ароматических соединений, создающих богатство вкуса и аромата вина, вкупе с прекрасной кислотностью – а это и есть главные составляющие высокого уровня вина.

Традиционный и один из самых старых регионов, с которого началась слава аргентинских вин – Мендоса. Однако в последнее время осваиваются новые терруары, расположенные ближе к Атлантике и дающие очень интересные результаты. Поэтому аргентинские вина, как и чилийские, предлагают большое разнообразие сортов и стилей, ориентируясь на лучшие европейские образцы.

Аргентинские винные визитные карточки – красный мальбек и белый автохтон торронтес.

ЮАР

Виноделие в Южной Африке родилось веком позже, чем в Латинской Америке. Но всё равно это было очень давно – письменные свидетельства указывают на 1659 год. Это случилось вскоре после прибытия первых голландских, французских и немецких поселенцев, которые и заложили его основы, высадив виноградные лозы на мысе Доброй Надежды. Тогда же появились винные хозяйства, которые до сих пор работают и процветают. Одно из старейших, которое является частью расколовшегося хозяйства Constantia и доныне производит прекрасные вина – Klein Constantia. Уже в 17 веке здесь делалось великолепное сладкое вино из муската Vin de Constance, или просто – Констанция, очень ценимое в Европе. Так что это страна с традициями, которые своими корнями уходят очень глубоко, и которая столетия назад уже была включена в мировой винный рынок.

Сегодня винная Южная Африка представляет собой маленькую модель мира. Здесь можно найти всё, что угодно, со всего света и при этом великолепного качества. Тех, кто до сих пор считал, что ЮАР производит исключительно плоские кофейно-фруктовые бомбы из пинотажа, ждут приятные откровения – стоит им переключиться в другой ценовой сегмент или просто отказаться от стереотипов. В слепых дегустациях главный маячок, сигнализирующий о том, что вино южноафриканское – европейская элегантность, которую в то же время нельзя отнести ни к одной стране Европы. И действительно, пинотаж является автохтоном Южной Африки и её красной визитной карточкой, однако его лучшие образцы сделаны в стиле изысканной европейской классики, мало напоминая тот Новый свет, который обычно связывают с любимым стилем Роберта Паркера. Помимо этого, здесь великолепно удаются красные и белые французские сорта, а шенен блан так и вовсе стал белой винной визитной карточкой.

Богатые традиции, элегантность, классичность, большое разнообразие сортов винограда, винных стилей и апелласьонов – вот что предлагает нам ЮАР. И даже обладание собственными блендами – винными брендами Южной Африки. Это красный южноафриканский кейп-бленд – пинотаж, шираз, каберне совиньон, мерло, каберне фран и Cape classic – игристое, которое производится по классическому методу.

Это далеко не всё, но это то, о чём стоит поразмыслить в первую очередь и, если получится, максимально расширить присутствие на винных полках России.

Выводы

  1. Бороться и искать, найти и привезти.
  2. Когда закрываются одни двери, открываются другие.

Виноделие – спутник мира, оно соединяет, а не разъединяет.

Людмила и Сергей Ладонины


How to replace wines from Italy, France, Spain?.. What wines are worth looking for and buying

How to replace wines from Europe, Australia, New Zealand, the USA in Russia?.. Let's figure out what the world wine market offers and whether there is an alternative to France, Italy, Spain and the list goes on.

Since almost all wine-producing countries in the Old World are located in Europe, and are considered producers of the best wines in the world, there is a feeling of siege. Is it possible to find a replacement for the wines of Bordeaux and Burgundy, Tuscany and Piedmont, German Rieslings, French champagne and Italian prosecco?.. Is there something equally worthy in the world?

Drinking is no longer fashionable

We must start with the fact that it seems that the trend began to change quite a long time ago, and now we just have to fix the change in wine fashion. It's an old story: for example, European and especially French wines from the most expensive and at the same time old wine regions are between a not very interesting offer in the lower supermarket segment and super-expensive wines that are actually ... not drunk. They are bought like oil, acquiring futures on primeurs (en primeur), i.e. at the stage of wine in a barrel, which will be ready in a year or two. At the same time, after bottling and final aging, the wine itself does not go to the owner at all, but is stored in a special place, where it awaits further resale after a price increase, which, in turn, is a consequence of the system of biased ratings that work in favor of further speculation. So the bottles of expensive Bordeaux, like those of its rivals from other regions, have long turned into a collectible, investment, or even into a kind of oil (which no one drinks either and for the time being, does not even move from its place), ceasing to be real consumer goods. All this happened under the influence and with the direct participation of the British - the financial masters of the old economy, who at one time turned their harbor in France into the wine and financial center of the world.

What is between these two extremes: what is drinkable, but not worth it, and what is worth, but you can't do that, has been experiencing a crisis of finding a new self for some time now. Yes, for the most part they are good and even excellent wines, but they do not always keep pace with the change of priorities of new generations, and this is very necessary, because there is a lot of wine produced and you need to somehow compete. Hence this constant race for trends from the American continent: either for the assessments of Rorbert Parker, who suddenly fell in love with fruit bombs and retanned dense wines, or from New York bars, where there was suddenly a fashion for natural wine with defects in the style of distant ancestors. Separately, it is worth mentioning wines from laboratories - literally: those in which they design the desired taste based on focus groups and create cadavers that are passed off as wine. Directed yeast, acidification, chaptalization and so on are used. The result is an absolutely uninteresting product, which formally is still wine, but in fact - fast food. This is especially accepted in the USA, Australia and New Zealand, although it also captures Europe. Look, for example, for Yellow Tale, or the sensational Nineteen Crimes, or think about New Zealand sauvignon blancs, oversaturated with aromas of exotic fruits due to directed yeast and acidified due to permitted additives ascorbic acid. We even have a term for such wines: made is an antonym for terroir.

However, there are eternal values, and the wine world is no exception. This is quality, elegance and originality. Moreover, originality is the main trump card.

That is why old Europe is in crisis: it is so hard to allow yourself to remain original when you have been a legislator for so many years, you have more and more imitators, competitors are on their heels, wine has turned into “oil”, quality becomes a victim of rising costs, and economic problems lead to non-competitiveness. Overheated by her own importance, she is afraid of losing ground and increasingly becomes a victim of her own fears. So the new fashion is in favor of new players who have become or are just becoming new blood and win this pursuit.

So all the same: where do we sail?

Wines of the Old World

Armenia

Just in the nearby we have the oldest wine-growing region, which has exploded in recent years, technologically re-equipped according to the latest requirements and, at the same time, relying on autochthons, that is, it is completely in line with world wine trends. This is Armenia. The birthplace of fine, elegant, modern and at the same time original terroir wines. An excellent balance of these qualities is the main achievement of Armenian winemakers. However, there are two factors that limit the availability of Armenian wines to Russian consumers:

1) Pretty biting prices. In any case, for the “every day” category, Armenia does not offer a sufficient choice of non-expensive wines. But for selected cases, the cost of a bottle of Armenian wine will fully correspond to the level of its contents.

2) A rather limited supply. It is unlikely that Armenia will be able to seize the market and oust this or that wine power from the shelves, taking advantage of the opportunity, as Italy once moved Georgia for a long time, if not forever: even when the ban for the import of Georgian wines to Russia was withdrawn, the public had already tasted Italian and did not switch back. Armenia simply does not have the required number of vineyards for this - after all, it is a small mountainous country.

It would be great if there was a larger turnover and prices, respectively, lower. But without the help of a bulk wine or other methods, it is unlikely that it will be possible to radically increase production in excess of the vineyards available in the country, and in this way - thanks, but it’s better not to; especially since this place is already taken. It is better to wait for the development of new areas, the discovery of new terroirs and the emergence of new producers and styles of Armenian wines.

Russia

Russian wines have been on the offensive for several years, receiving investments both from big ones, such as large bankers and officials, and from small investors. Wines in Russia are made in the Krasnodar Territory - in the Kuban, on the Black Sea coast, as well as in the Crimea, on the Don, on the Lower Volga, in Dagestan. Among them there are absolutely wonderful phenomena, of which we would especially like to highlight Burnier wines. But there are also many frankly boring, commercial wines that are trying to solve the problem of return on investment, and often very large ones. It seems to be ruining some projects. There are also not very high-quality wines, alas: those in which money won the mind. But the Russians do not give up, and rightly so: the quantity still sometimes turns into quality. Especially since there is a fight going on. The adoption of a new law on viticulture and winemaking and the emergence of a protected geographical indication (PGI) wine category, despite all the criticism, is better than nothing. This has definitely moved some processes forward - namely, large farms are gradually forced to abandon the bulk wines and develop their own vineyards. So there is already a proposal, and work on quality is underway, and plus the wine tourism and hospitality sector available to us is actively developing, which cannot but rejoice.

Hungary

It will be very interesting to see if Hungary can take advantage of its position as a country that is on its own side. Hungarian wines have every chance to occupy empty shelves, especially since the country has world-class pearls - first of all, Tokaj wines. But its potential is much greater than the position it has occupied in the shadow of Germany and Austria: a huge number of autochthons, ancient history, the constant interaction of Hungarian winemakers with Austrian colleagues. Why, by and large, the Hungarian wineries, which are located on the Austrian border, often do not determine their exact affiliation themselves - this is practically the same thing. Not to mention the fact that the practice of organic, biodynamic and natural winemaking is actively developing here.

Wines of the New World

Let's move to the New World. It is interesting that some of the New World wine powers, being in the role of the Cinderellas of the Russian wine market, can offer treasures comparable to those of the Old World, and absolutely uncompromisingly.

Chile

Let's start with from Chile. The first vine was brought to the country by Spanish missionaries a very long time ago: in year 1538. Since then, the Chilean wine industry has been developing dynamically, and what is especially interesting in the light of the current situation is copying, or rather, focusing on French and other European winemaking models. The most popular grape varieties here are French, but Spanish and German are also cultivated.

Of the Spanish varieties, the historically significant one is Pais, exotic for us (Chilean winemaking began with it in the 16th century), which has long since left the horizon of visibility in its homeland, but in Chile it is mainly represented by local strong pisco drink and rustic wines for domestic consumption. The rest and the main wine market here is focused on European style.

The Chilean wine regions focus on the possibilities of their terroirs, which are so diverse that they can offer conditions reminiscent of Bordeaux, Burgundy, Rhone Valley, and Spain, and Germany. Imagine only a territory stretched for 4,300 km in a narrow strip from the north, from Peru to the south, towards the South Pole, sandwiched between the Andes mountain range in the east and the Pacific Ocean in the west. And if some great European wine region has not yet found its reflection here, then it is possible that it will find it in the near future. So, over the past decades, the development of wine areas from the center has moved both to north and south, where cooler valleys are planted with grapes. The very south of Chile is Tierra del Fuego, the southernmost point of Latin America: the place from where ships start to Antarctica and where they go to get acquainted with penguins in their natural habitat. An amazing land of opportunity, a huge plus of which is almost five centuries of winemaking experience and investments that have been pouring into Chile for centuries from France and Spain, primarily from the leading European winemaking dynasties. And the lower cost of living makes it possible to produce wines much cheaper than in Europe. In terms of price, the offer of Chilean wines ranges from quality and inexpensive supermarket-friendly wines to elegant premium wines that rival the finest French wines.

Interestingly, Chile's wine representative is carmenere, a red variety that was practically lost in its homeland, France, due to phylloxera. And in his new homeland, he makes everyone who gets aquainted fall in love with him.

And it would not be out of place to say that it is in Chile, according to one of the versions, that the world's best bordeaux-blends are made, beating Bordeaux itself. This is the wine of the Chilean winemaker Eduardo Chadwick. In 2004, Steven Spurier co-hosted the Berlin Tasting with Chadwick, modeled on the 1976 Paris Tasting (also known as The Judgment of Paris, which story is told in the cult film Bottle Shock). Then, in competition with the best Bordeaux wines, the first place went to the Chilean Viñedo Chadwick 2000 of the Viña Errazuriz, the second is also a wine from Chile, Seña 2001, a collaboration between Chadwick and Robert Mondavi.

Argentina

Argentina follows the same path: starting with pais, which moved to the country a couple of decades after the appearance of the first vines in neighboring Chile, it began to actively develop winemaking in the last couple of centures and has achieved outstanding success in all price categories. It has an undeniable advantage: the highest altitude vineyards in the world. Argentina occupies most of South America from south of Bolivia, capturing the Andes and reaching the Atlantic coast, stretching to Tierra del Fuego. It is the Andes that give her such luxurious terroirs, one of the best in the world. Alpine sun and a large difference in day and night temperatures are the main weapons of Argentine winemaking. Plots located at an altitude of several thousand meters allow the grapes to gain phenolic maturity, i.e. the whole complex of aromatic compounds that create a rich taste and aroma of wine, coupled with excellent acidity - and these are the main components of a high level of wine.

The traditional and one of the oldest regions from which the glory of Argentine wines began is Mendoza. However, recently new terroirs are being developed, located closer to the Atlantic and giving very interesting results. Therefore, Argentine wines, like Chilean ones, offer a wide variety of grapes and styles, focusing on the best European examples.

Argentine wine representatives are red malbec and white autochthonous torrontes.

South Africa

Winemaking in South Africa was born a century later than in Latin America. But still, it was a very long time ago - written evidence points to 1659. This happened shortly after the arrival of the first Dutch, French and German settlers, who laid the foundations for it by planting vines on the Cape of Good Hope. At the same time, wineries appeared, which are still working and prospering. One of the oldest, which is part of the split economy Constantia and still produces excellent wines - Klein Constantia. Already in the 17th century, a magnificent sweet wine from Muscat Vin de Constance, or simply Constance, was made here, very appreciated in Europe. So this is a country with traditions that go back very deep, and which was already included in the world wine market centuries ago.

Today wine South Africa is a small model of the world. Here you can find anything from all over the world and at the same time of excellent quality. Those who until now believed that South Africa produces exclusively flat coffee-fruit bombs from Pinotage are in for pleasant revelations - if they switch to a different price segment or simply abandon stereotypes. In blind tastings, the main beacon signaling that South African wine is European elegance, which at the same time cannot be attributed to any European country. Indeed, pinotage is an indigenous South African and its red representative, but its best examples are made in the style of exquisite European classics, little resembling the New World that is usually associated with Robert Parker's favorite style. In addition, red and white French varieties are excellent here, and chenin blanc has become a white wine representative.

Rich traditions, elegance, classicism, a wide variety of grape varieties, wine styles and appellations - that's what South Africa offers us. And even the possession of their own blends - wine brands of South Africa. This is a red South African cape blend - pinotage, shiraz, Cabernet Sauvignon, Merlot, Cabernet Franc and Cape classic - sparkling wine, which is produced according to the classical champenois method.

This is not all, but this is what you should think about first of all and, if possible, expand your presence on the wine shelves of Russia as much as possible.

Conclusions

  1. Fight and seek, find and bring.
  2. When some doors close, others open.

Winemaking is a satellite of the world, it connects, not separates.

Lyudmila and Sergey Ladonin

12.04.2022

Возврат к списку